Язык и мышление: взаимосвязь и сопутствующие вопросы

Язык и мышление

Интерес к языку как к средству коммуникации возник в конце 19 столетия на волне критики позитивизма и неогегельянства. Такие ученые и философы как Бертран Рассел, Людвиг Витгенштейн, Рудольф Карнап утверждали, что чистого и объективного знания получить чувственным путем и наблюдением невозможно, ибо главный инструмент, язык, не является точным и четким средством передачи информации. На основании этой критики возникли такие философские течения как неопозитивизм, аналитическая философия и логика науки – их целью было осознать неточности языка и устранить его несовершенства.

Таким образом, первый интерес к языку проявили философы, которые сформировали новое философско-лингвистическое направление. В 19 столетии они перешли от осмысления «идей» к формированию более четкого знания, к «предложениям» и «терминам» с целью сделать язык более точным средством коммуникации и передачи информации.

С другой стороны, интерес к языкам возник на основании заинтересованности «духом народа», фольклором. Основоположником этого направления, приведшего к возникновению общей лингвистики в 19 столетии, был Вильгельм фон Гумбольдт, он изучал язык в контексте истории народов, их культуры, фольклора и политики (кстати, рекомендуем почитать нашу статью о Вавилонском столпотворении).

И только благодаря научному труду лингвиста Фердинанда де Соссюра и публикации его книги «Курс общей лингвистики» (1916 г.) язык стал самостоятельным предметом для изучения – вне философии, истории, политики и фольклора. В этом направлении изучение языка развилось в таких новых сферах как феноменология, герменевтика, структурализм и постструктурализм, которые были предшественниками «лингвистического поворота», после которого многие ученые в гуманитарных и точных дисциплинах признали зависимость нашего познания от языка.

Что такое язык? Зачем он нужен? Как его изучать?

Язык – это сложная система общепринятых разговорных, жестовых и письменных символов, с помощью которых выражаются люди и социальные группы. Функции языка предусматривают коммуникацию, самовыражение, игру, образное и эмоциональное выражение [Encyclopedia Britannica].

Язык является сложным общественным феноменом, который вызывает интерес ученых из разных областей науки и философии. В зависимости от ценности и функционального интереса, понятию «язык» придают разные значения:

  • «Язык – это выражение идей посредством речевых звуков, объединённых в слова. Слова объединяются в предложения, комбинация которых открывает идеи и мысли» (Генри Свит, фонетик).
  • «Язык – это плохой слуга, но хороший хозяин» (Ролан Барт, философ-постструктуралист и семиотик).
  • «Язык – это произвольная система вокальных символов, посредством которых социальная группа взаимодействует» (Бернард Блох и Джордж Л. Трагер, лингвисты).

Функции языка изменялись и развивались в процессе эволюции:

  • коммуникация и взаимосвязь в обществе (например, взаимосвязь языка и религии),
  • передача знаний и опыта,
  • влияние на других,
  • формирование мышления.

В зависимости от того, из какой области науки ученые проявляют интерес к языку, его изучение происходит с разных перспектив:

  • этимология и происхождение слов,
  • глубинные структуры,
  • языковые игры,
  • «мозговитые» младенцы,
  • грамматические гены,
  • искусственный интеллект,
  • нейронные связи и реакция мозга на речь,
  • язык жестов,
  • разговаривающие шимпанзе,
  • речь у неандертальцев,
  • парадоксальные нарушения мозга,
  • речь близнецов, разлучённых при рождении,
  • поиски праматери всех языков,
  • почему языков так много,
  • почему язык динамичен и зависит от возрастных изменений (как родной, так и иностранный) [Стивен Пинкер, «Язык как инстинкт», 1994].

Несмотря на огромный опыт исследований в области языка и его возможностей, современная наука, по словам лингвиста Татьяны Черниговской, еще очень мало знает о языке как человеческом феномене. И одной из главных и до конца несформулированных научных проблем является соотношение языка и мышления.

Что такое мышление?

Мышлением принято считать высшую форму активного отражения мира в сознании, которая также отвечает за процессы обобщения, развитие аналитических операций в мозгу, и помогает познавать мир вокруг.

Мышление и мыслительная деятельность вызывали интерес философов еще в древнем мире:

  • один из первых философов, Парменид, утверждал, что мышление – это единственный путь познания истины,
  • для Платона мышление было средством познания души, космической жизни (для него самой важной была зависимость мышления и интуиции),
  • Аристотель обосновал создание науки о мышлении – формальной логики, которую в 18 столетии начали развивать представители немецкого идеализма.

В 19 столетии понятием мышления заинтересовалась молодая дисциплина психология, и она придала ему абсолютно новое измерение. В психологии понятию мышления придают более сложное обозначение, чем в философии, связывая его не только с познанием (внешним миром), но с психическими функциями человека (внутренним миром).

Концепцию о мышлении как познании мира психологи расширили и включили в нее аспект осознанного (анализ, синтез, сравнение, классификация, обобщение и абстрагирование) и неосознанного (когнитивные установки, искажения и предрассудки).

Если долгое время было принято считать, что язык был орудием мышления, то возникновение нейробиологии и изучение мозга открыло новую взаимосвязь этих феноменов, и теперь не все так просто.

Научное внимание к изучению феномена мышления за последние несколько десятилетий не только не угасает, но развивается с новой силой. Обоснованием этого интереса является открытие новых и пока непонятных свойств восприятия внешнего мира человеком.

Язык и мышление: концептуальное сближение

Одним из первых, кто придал понятию мышления больше чем философский статус, был немецкий эссеист Фридрих Георг Юнгер (1898-1977). В своей работе «Язык и мышление» он развивает новое понимание взаимосвязи мышления и языка, аргументируя единство этих двух понятий и в тоже время акцентируя важную роль языка: «Вне языка нет никаких вещей».

Более того, в своей книге Юнгер критикует позицию гегельянцев, которая, по его мнению, травмирует язык тем, что делает его всего-навсего нереалистичным средством познания (напомним, что философскому течению гегельянцев было свойственно развивать абстрактные идеи, связанные с духом, диалектикой и идеализмом). А с другой стороны Юнгер критикует более устойчивые и общепринятые концепции формальной логики Аристотеля. По мнению этого древнегреческого философа, язык – это совокупность знаков, которые создают знаковые системы.

Таким образом, в своей книге «Язык и мышление» Юнгер одним из первых вывел язык из абстрактного изучения классическими философами-идеалистами и придал ему более четкое понимание. Его идеи были созвучны с зарождающимся тогда течением неопозитивизма, представители которого активно искали новые способы, инструменты и подходы к познанию истины [Фридрих Георг Юргер, «Язык и мышление»].

Несмотря на сильный тезис философско-лингвистического направления, который возник вследствие развития неопозитивизма в 19 и 20 столетиях, о важности роли и языка в человеческом познании, с развитием технологических возможностей во второй половине 20 столетия все круто поменялось. Этому способствовали такие аспекты:

  • начало исследований человеческого мозга и его функций,
  • изобретение искусственного интеллекта Аланом Тьюрингом и прогнозирование его возможностей,
  • попытки связать исследования в области нейробиологии и изыскания в сфере психических процессов, происходящих в мозге человека.

Как часто бывает, возникновение чего-то одного может дать начало развитию совершенно неожиданных явлений. Именно зарождение идей об искусственном интеллекте в 1950-е годы вызвало интерес к человеческому интеллекту и способствовало возникновению новой области науки – когнитивистики. Эта наука соединила в своем фокусе интерес к двум ранее несовместимым феноменам – языку и мышлению [Стивен Сломан, Филип Фернбах «Иллюзия знания»].

Со временем эту тенденцию и интерес поддержали другие ученые, что способствовало развитию таких дисциплин как психолингвистика, нейролингвистика, нейропсихология и других, более узких постмодерных направлений (больше о важных научных дискуссиях можно почитать в статье «10 лингвистических концепций»).

Более того, технологическая революция и развитие компьютерной инженерии открыли возможность исследовать недоступную раньше часть организма человека – его мозг.

Проблема взаимосвязи языка и мышления

Последние исследования нейробиологии доказывают, что язык и мышление тесно связаны с функционированием мозга. Таким образом, эти феномены стали предметом изучения разных областей науки, ранее не связанных.

Один из первых научных вопросов, который сблизил разные области исследования (изучение языка и изучение мышления): может ли человек мыслить без помощи языка? Контролирует ли наш язык наши мысли?

После выяснения тесной взаимосвязи между языком и мышлением эта проблема стала очень популярной среди когнитивных наук. Большинство исследователей придерживаются одного из трех утверждений:

  • мышление существует на базе языка,
  • язык и мышление тождественны,
  • мышление – это более сложный психический рефлекс, нежели язык.

Профессор Татьяна Черниговская утверждает, что феномены языка и мышления мало изучены. Последние исследования об их взаимосвязи показывают, что в действительности у нас очень мало понимания того, как эти две формы активности мозга сосуществуют между собой.

Открытия последних исследований

Исследования последнего десятилетия под руководством лингвиста Стивена Пинкера доказывают, что зависимость мышления от языка не является обоснованной. В своей книге «Язык как инстинкт» Пинкер рассматривает аргументы ученых в пользу как языка, так и мышления, и объясняет, почему именно мышление – более сложный феномен.

Используя рассуждения изобретателя Алана Тьюринга, Стивен Пинкер переносит его терминологию о «мыслекоде» в когнитивистику и доказывает, что язык менее универсален, чем мышление. На примере английского языка Пинкер показывает, что слова менее обширны, чем их смысл, который чаще можно понять только из контекста. Поэтому, вслед за Тьюрингом, он развивает базовые шаги «образной теории мышления»:

  1. Образ (материальный объект), он хранится в мозгу.
  2. Мнемонический инструмент (возникает при помощи языка).
  3. Процессор (рефлексы).

Стивен Пинкер доказывает, что большая часть информации (образы, абстракции, родственные связи, логические рассуждения) не является выраженной словами – это результат более сложных процессов, которые происходят в мозгу. Он доказывает, что, например, английский язык, как и любой другой, не может передать полностью суть информации, которая хранится в нашей голове (это относится к области психолингвистики). Согласно интерпретации Пинкера, эти образы в нашей голове не обязаны выглядеть так же, как фраза на любом языке. Например, заголовки газет могут быть двусмысленными, поскольку понятий существует больше, чем слов, и поэтому нужно подключать еще и логические операции, чтобы понять, о чем в статье будет идти речь:

  • Stud Tires Out – «Жеребец выбился из сил» или «Шины жеребца оказались снаружи».
  • Drunk Gets Nine Months in Violin Case – «Пьянице дали девять месяцев по делу о скрипке» или «Пьяница сел на девять месяцев в скрипичный футляр».
  • Iraqi Head Seeks Arms – «Глава Ирака в поисках оружия» или «Иракская голова ищет руки».

Поэтому психологи-когнитивисты и нейрофизиологи сейчас пытаются понять, какие именно образы и процессоры для переработки информации имеются в человеческом мозгу.

Стивен Пинкер дает свое объяснение, почему, по мнению многих, язык превалирует над мышлением. Все кроется в когнитивном искажении современного мира – убеждение, что слова определяют образ мышления, не учитывает многих лингвистических и смысловых особенностей значений самих слов, которые часто нужно уточнять. Такая переоценка роли языка вполне объяснима: слова и тексты – вокруг нас, а мысли всегда заперты в голове.

Свои аргументы о возможности мышления без использования языка Стивен Пинкер укрепляет несколькими примерами, когда мышление не зависит от языка:

  • Афазия или глухие дети – люди с такими нарушениями обходятся без языка, но они также приспосабливаются к миру и по-своему различают животных, числа, время, пространство.
  • Обезьяны и другие говорящие животные не способны развить язык, хотя могут повторять некоторые слова и фразы.
  • Многие творческие люди утверждают, что они думают не словами, а мыслеобразами.
  • Ученые-естественники еще настойчивее утверждают, что их мышление пространственное, а не словесное.

Подкрепить аргументы Пинкера можно при помощи аргументов когнитивиста Роджера Шепарда. Его исследования относятся к изучению зрительных и ментальных образов, а также звуковых иллюзий у людей. Его научные заключения касательно человеческого восприятия доказывают, что познание происходит не только при помощи словесного очертания мира, образов и предметов, а требует более сложного ментального воздействия [Стивен Пинкер, «Язык как инстинкт»].

Таким образом, за последние годы многие ученые отошли от концепции взаимозависимости языка и мышления, доказывая, что мышление – более сложное явление, которое использует язык как один из источников для получения информации. Более того, уже возникают новые научные вопросы о важности зрительного восприятия, а также оптической иллюзии и психологического воздействия в процессе мышления и обработки информации.

Как понять разницу между словами и образами?

Всех нас учили читать примерно одним и тем же способом: сначала мы запоминали буквы, потом нас учили составлять слоги, потом слова и, наконец, читать предложения. Эта стандартная техника начальной школы, от которой зависит, как мы учимся читать. Скрытой стороной этого процесса является то, что многие начитают отождествлять написанное с образом, который формируется в голове (это относится к области нейролингвистики).

Секрет людей, которые быстро читают, в том, что у них лучше развито периферийное зрение, они меньше концентрируются на уровне знаков, букв, а еще они не проговаривают в голове слово, у них отсутствует субвокализация. Они сразу мысленно распознают образ.

Питер Камп, в своей книге «Скорочтение», использует одну из техник распознавания информации, тем самым меняя парадигму восприятия информации, заложенную нам в начальной школе. Таким образом, развивая новый навык, можно понять, о чем говорят ученые, когда утверждают, что слова и образы в голове – это разные вещи (об этом, кстати, более подробно вы можете узнать на нашем курсе скорочтения).

Попытки отождествить язык и мышление

Какие бы сильные аргументы в своих исследованиях ни выдвигали ученые, искусное влияние языка на человеческое мышление остается ключевым аспектом современной политики, истории и обществоведения. Прошлое 20 столетие, которое историк Эрик Хобсбаум метафорически называл «веком экстремизма» и «самым коротким столетием», показало множество механизмов, как мышление может быть подвластно языку [Эрик Хобсбаум, «Короткий двадцатый век (1914-1994)»].

Критические замечания Джорджа Орвелла (его эссе «Политика и английский язык» и «Творчество и тоталитаризм») о влиянии власти на язык, а языка – на наше сознание, лишь показывают невидимую, но важную сторону того, почему мы обязаны развивать собственное критическое мышление, чтобы не стать жертвами черной риторики.

Казалось бы, времена тотального контроля над языком, самовыражением прошли, и нет опасности стать жертвами идеологий. Но развитие современного мира и постиндустриальное общество показало новые, более сложные формы влияния языка на наше сознание, на формирование искаженных оценок и умозаключений.

Так, например, Марк Томсон, СЕО The New York Times Company, в своей книге «Enough Said» показывает, как клиповое мышление (и особенно высказывания некомпетентных авторитетов) может не только искажать информацию, но и распространять свои поверхностные рассуждения об общественных вещах буквально молниеносно среди тысяч читателей. Марк Томсон анализирует самые яркие примеры того, как язык может быть эффективным средством убеждения.

Сейчас мы живем в мире, который Орвелл предрек несколько десятилетий назад. Современная политика, средства массовой информации и возможность быстрого доступа к аудитории при помощи технологических инноваций изменили правила публичной риторики, которые были свойственны прошлому столетию. Чем особенно примечателен современный язык публичного пространства? Он сжат, не использует объяснения и интерпретации, молниеносен и очень часто лишен анализа.

Таким образом, современные медиа не только упростили использование языка, они также стали причиной развития такого явления как клиповое мышление.

Проблема клипового мышления

Новая форма искажения информации, свойственная для постиндустриальной и технологической эпохи, – это клиповое мышление, результат клиповой культуры.

Данную концепцию описали в конце 20 столетия философы и футурологи Маршалл Маклюэн и Элвин Тоффлер [М. Маклюэн «Галактика Гутенберга», 2003]. Клиповая культура – это результат обилия фрагментарной информации, которая редко имеет авторитетную оценку, быстро распространяется на просторах Интернета и также быстро может исчезать из Сети. Но, вместе с тем, она успевает влиять на читателей, формировать мозаичные и часто некритические образы мыслей о любых предметах и феноменах.

Единственным средством избежать клипового мышления является умение критически анализировать информацию, вычислять риторические приемы языка и оценивать интернет-ресурсы.

И что в итоге?

Язык и мышление вызывают интерес ученых уже больше 150 лет. Но, как показывают открытия последних лет, мы только на пороге понимания того, как в нашем мозгу взаимодействуют эти сложные психологические феномены. По словам лингвиста Татьяны Черниговской, у нас нет достоверной информации, чтобы говорить о доминировании одного рефлекса над другим.

Несмотря на такой исход, в реальной жизни у нас множество примеров не только того, как язык может быть средством влияния и достижения собственных целей, но и того, как критическое мышление может противостоять влиянию языка.

Каким бы сложным и неизученным полем человеческого существования ни был наш мозг, мы можем научиться осознанно управлять как языком, так и мышлением. Вопрос только в том, с какой целью это нужно делать.

Друзья, на этом пока все, а ниже вы можете найти ссылки на источники, использованные при написании статьи, а также на интересные материалы по теме взаимосвязи языка и мышления:

  1. Encyclopedia Britannica
  2. Стивен Сломан и Филип Фернбах «Иллюзия знания»
  3. Стивен Пинкер «Язык как инстинкт»
  4. Mark Thompson, Enough Said
  5. Марков Б.В. «Философия языка»
  6. Фридрих Георг Юргер «Язык и мышление»
  7. Мечковская Н. «Язык и религия. Лекции по философии и истории религии»
  8. Эрик Хобсбаум, «Короткий двадцатый век (1914-1994)»
  9. «Языки как образ мира. Антология»
  10. Когнитивные искажения
  11. 5 упражнений для развития критического мышления
  12. Критический анализ информации
  13. Информационная гигиена
  14. Курс «Скорочтение»
  15. Курс «Критическое мышление»
  16. Видео «Язык и мышление» на нашем youtube-канале
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: